Cлово "ГОВОРИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОВОРИЛ, ГОВОРЯТ, ГОВОРИТ, ГОВОРЮ

1. С улицы
Входимость: 52. Размер: 76кб.
2. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 49. Размер: 108кб.
3. Конокрады
Входимость: 47. Размер: 54кб.
4. Гранатовый браслет
Входимость: 43. Размер: 96кб.
5. Памяти Чехова
Входимость: 43. Размер: 64кб.
6. Хорошее общество
Входимость: 40. Размер: 38кб.
7. Картина
Входимость: 39. Размер: 30кб.
8. Из интервью разных лет
Входимость: 37. Размер: 54кб.
9. Мелюзга
Входимость: 35. Размер: 51кб.
10. Суламифь
Входимость: 34. Размер: 86кб.
11. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 32. Размер: 77кб.
12. Жидкое солнце
Входимость: 30. Размер: 119кб.
13. К славе
Входимость: 30. Размер: 67кб.
14. Река жизни
Входимость: 29. Размер: 43кб.
15. Белый пудель
Входимость: 28. Размер: 64кб.
16. Жанета
Входимость: 28. Размер: 128кб.
17. Лесная глушь
Входимость: 27. Размер: 62кб.
18. Прапорщик армейский
Входимость: 27. Размер: 89кб.
19. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Светлая душа (А. С. Грин)
Входимость: 27. Размер: 52кб.
20. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 25. Размер: 88кб.
21. Царский писарь
Входимость: 25. Размер: 33кб.
22. На покое
Входимость: 24. Размер: 62кб.
23. Корь
Входимость: 23. Размер: 53кб.
24. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 23. Размер: 53кб.
25. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 2. В среде демократических писателей
Входимость: 23. Размер: 91кб.
26. Дюма-отец
Входимость: 23. Размер: 49кб.
27. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава тринадцатая
Входимость: 23. Размер: 60кб.
28. Михайлов О.М.: Куприн. Глава четвертая. Пленник славы
Входимость: 22. Размер: 96кб.
29. Вержбицкий Н.К.: Встречи. С Фритьофом Нансеном по Армении
Входимость: 22. Размер: 54кб.
30. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава пятая
Входимость: 21. Размер: 59кб.
31. Как я был актером
Входимость: 21. Размер: 58кб.
32. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 21. Размер: 62кб.
33. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 21. Размер: 81кб.
34. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Сергей Есенин. Работа ладится
Входимость: 21. Размер: 36кб.
35. Черная молния
Входимость: 20. Размер: 56кб.
36. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 2
Входимость: 20. Размер: 56кб.
37. Дознание
Входимость: 20. Размер: 27кб.
38. Ночная смена
Входимость: 20. Размер: 49кб.
39. Филимонова Н. В.: Проблемы и итоги изучения творчества А. И. Куприна
Входимость: 20. Размер: 30кб.
40. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 19. Размер: 81кб.
41. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 19. Размер: 87кб.
42. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 19. Размер: 86кб.
43. Паустовский К.: Поток жизни
Входимость: 18. Размер: 50кб.
44. Ю-ю
Входимость: 18. Размер: 25кб.
45. Последние рыцари
Входимость: 18. Размер: 28кб.
46. Поединок (глава 8)
Входимость: 18. Размер: 25кб.
47. Поединок (глава 5)
Входимость: 18. Размер: 33кб.
48. Жрец
Входимость: 18. Размер: 27кб.
49. Олеся (глава 4)
Входимость: 18. Размер: 14кб.
50. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 18. Размер: 62кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. С улицы
Входимость: 52. Размер: 76кб.
Часть текста: сей самый, сидящий перед вами субъект тоже в свое время стоял на хорошей дороге и мог сделать себе имя и карьеру. Но это поистине так. Выражусь символически. Тут есть на Пересыпи один трактирчик, под названием «Ягодка», с правом крепких напитков, самый — извините — вертеп. И в этом трактире висят за буфетом две картины, вроде как бы указание или напоминание, если кто еще в трезвом виде. На одной изображен некий оборванный мужчина, скажем, вроде меня; спит в грязи под забором, и тут же рядом хрюкает свинья. И подписано: «Мог бы быть человек» с восклицательным знаком. А на другой картине написано: «Покупал за наличные, — покупал в кредит», и нарисованы два индивидуума. Один худой, обдерганный, штаны снизу собачки обкусали, схватил себя за голову, и глаза у него наружу вылезли — это который в кредит. А другой сидит к нему задом, этакий, знаете, толстый буржуй с бакенбардами, развалился с сигарой и смеется, а перед ним касса, и вся набита золотыми столбиками. Картины эти — лубочные, дешевка, и я сам по торговой части никогда не занимался, но внимания заслуживают. Потому что это вроде намека на мою собственную жизнь. Ха-ха! Буфетчиком там Вукол Наумыч. Жестокий старик. Я ему раз говорю: «Ты бы, Вукол Наумов, заказал бы еще и третью картину нарисовать. Как будто бы этот общипанный схватил этого самого банкира одной рукой за манишку, а другой рукой нырнул в несгораемую кассу. А внизу подпись: «И что из этого вышло». Но конечно, буфетчик шуток не понимает. Я ему сказал просто для аллегории, а он хотел городового кричать. Что как будто бы я его самого угрожал таким способом. Известно —...
2. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 49. Размер: 108кб.
Часть текста: стихи он начал очень рано. В Гатчине в одном из ящиков письменного стола у Куприна лежала тонкая ученическая тетрадка. В ней были переписанные порыжевшими от времени чернилами стихи юного Куприна. Он редко доставал эту тетрадку и говорил, что сохранилась она только заботами матери, которая долгие годы держала ее у себя в сундуке. Сам он никогда бы не стал беречь эти "слабые опыты ребячества". Прежде чем говорить об их содержании, вспомним политическую обстановку середины восьмидесятых годов, когда Сашу Куприна приняли из Разумовского приюта в кадетский корпус. Это было в августе 1880 года. Спустя семь месяцев революционеры-террористы казнили царя Александра Второго. Началась свирепая реакция. После того как провалилось покушение на Александра Третьего, подготовлявшееся группой А. И. Ульянова, правительство еще более усилило гонение на все свободолюбивое, на просвещение и печать. Министром внутренних, дел был душитель свободы Толстой, действовавший заодно с верным сторожевым псом самодержавия редактором "Московских ведомостей" Катковым - "гениальным подлецом", как его назвал один журналист. Министр ...
3. Конокрады
Входимость: 47. Размер: 54кб.
Часть текста: 1 Вечером, в середине июля, на берегу полесской речонки Зульни лежали в густом лозняке два человека: нищий из села Казимирки Онисим Козел и его внук, Василь, мальчишка лет тринадцати. Старик дремал, прикрыв лицо от мух рваной бараньей шапкой, а Василь, подперев подбородок ладонями и сощурив глаза, рассеянно смотрел на реку, на теплое, безоблачное небо, на дальний сосновый лес, резко черневший среди пожара зари. Тихая река, неподвижная, как болото, вся была скрыта под сплошной твердой зеленью кувшинок, которые томно выставляли наружу свои прелестные, белые, непорочные венчики. Лишь на той стороне, у берега, оставалась чистая, гладкая, не застланная листьями полоса воды, и в ней мальчик видел отраженные с необыкновенной отчетливостью: и прибрежную осоку, и черный зубчатый лес, и горевшее за ним зарево. А на этом берегу, у самой реки, в равном расстоянии друг от друга стояли древние, дуплистые ветлы. Короткие прямые ветки топорщились у них кверху, и сами они - низкие, корявые, толстые - походили на приземистых старцев, воздевших к небу тощие руки. Тонким, печальным свистом перекликались кулички. Изредка в воде тяжело бултыхалась крупная рыба. Мошкара дрожала над водой прозрачным, тонким столбом. Козел вдруг...
4. Гранатовый браслет
Входимость: 43. Размер: 96кб.
Часть текста: северному побережью Черного моря. То по целым суткам тяжело лежал над землею и морем густой туман, и тогда огромная сирена на маяке ревела днем и ночью, точно бешеный бык. То с утра до утра шел не переставая мелкий, как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи. То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков, бумажек, черепков, коробочек и аптекарских пузырьков. Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем нежданно переменилась. Сразу наступили тихие безоблачные дни, такие ясные,...
5. Памяти Чехова
Входимость: 43. Размер: 64кб.
Часть текста: бы всяческие мучения за один только день того светлого, прекрасного существования, которое никогда не повторится. Кажется, ловил бы каждое милое, заботливое слово и заключал бы его навсегда в памяти, впивал бы в душу медленно и жадно, капля по капле, каждую ласку. И жестоко терзаешься мыслью, что по небрежности, в суете и потому, что время представлялось неисчерпаемым, - ты не воспользовался каждым часом, каждым мгновением, промелькнувшим напрасно. Детские скорби жгучи, но они растают во сне и исчезнут с завтрашним солнцем. Мы, взрослые, не чувствуем их так страстно, но помним дольше и скорбим глубже. Вскоре после похорон Чехова, возвращаясь с панихиды, бывшей на кладбище, один большой писатель сказал простые, но полные значения слова: - Вот похоронили мы его, и уже проходит безнадежная острота этой потери. Но понимаете ли вы, что навсегда, до конца дней наших, останется в нас ровное, тупое, печальное сознание, что Чехова нет? И вот теперь, когда его нет, особенно мучительно чувствуешь, как драгоценно было каждое его слово, улыбка, движение, взгляд, в которых светилась его прекрасная, избранная, аристократическая душа. Жалеешь, что не всегда был внимателен к тем особенным мелочам, которые иногда сильнее и интимнее говорят о внутреннем человеке, чем крупные...

© 2000- NIV