Cлово "ГОЛОС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОЛОСА, ГОЛОСЕ, ГОЛОСОМ, ГОЛОСАМИ

1. Конокрады
Входимость: 22. Размер: 54кб.
2. Ночная смена
Входимость: 21. Размер: 49кб.
3. К славе
Входимость: 20. Размер: 67кб.
4. Поединок (глава 15)
Входимость: 19. Размер: 39кб.
5. Поединок (глава 14)
Входимость: 17. Размер: 30кб.
6. Ночлег
Входимость: 16. Размер: 28кб.
7. Белый пудель
Входимость: 16. Размер: 64кб.
8. Анафема
Входимость: 16. Размер: 17кб.
9. Суламифь
Входимость: 14. Размер: 86кб.
10. Корь
Входимость: 14. Размер: 53кб.
11. Две знаменитости
Входимость: 14. Размер: 18кб.
12. О том, как профессор Леопарди ставил мне голос
Входимость: 13. Размер: 8кб.
13. На покое
Входимость: 13. Размер: 62кб.
14. Негласная ревизия
Входимость: 13. Размер: 32кб.
15. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 12. Размер: 77кб.
16. Жидкое солнце
Входимость: 12. Размер: 119кб.
17. Киевские типы. Будущая Патти
Входимость: 12. Размер: 10кб.
18. Полубог
Входимость: 12. Размер: 32кб.
19. Болото
Входимость: 12. Размер: 40кб.
20. Михайлов О.М.: Куприн. Глава четвертая. Пленник славы
Входимость: 12. Размер: 96кб.
21. Гамбринус
Входимость: 12. Размер: 51кб.
22. Страшная минута
Входимость: 11. Размер: 37кб.
23. Хорошее общество
Входимость: 11. Размер: 38кб.
24. Куприн А. И., М. Н. Киселёв: Грань столетия
Входимость: 11. Размер: 36кб.
25. Как я был актером
Входимость: 11. Размер: 58кб.
26. Поединок (глава 7)
Входимость: 11. Размер: 22кб.
27. Поход
Входимость: 11. Размер: 22кб.
28. Жанета
Входимость: 11. Размер: 128кб.
29. Впотьмах. Глава IV
Входимость: 10. Размер: 15кб.
30. Поединок (глава 8)
Входимость: 10. Размер: 25кб.
31. Бонза
Входимость: 10. Размер: 18кб.
32. Памяти Чехова
Входимость: 10. Размер: 64кб.
33. Лесная глушь
Входимость: 9. Размер: 62кб.
34. На переломе (Кадеты), глава 3
Входимость: 9. Размер: 24кб.
35. Трус
Входимость: 9. Размер: 43кб.
36. Бред
Входимость: 9. Размер: 17кб.
37. Впотьмах. Глава II
Входимость: 9. Размер: 19кб.
38. Юнкера (глава 29)
Входимость: 9. Размер: 27кб.
39. Поединок (глава 18)
Входимость: 9. Размер: 24кб.
40. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 9. Размер: 81кб.
41. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 9. Размер: 81кб.
42. Черная молния
Входимость: 8. Размер: 56кб.
43. Югославия
Входимость: 8. Размер: 34кб.
44. Дознание
Входимость: 8. Размер: 27кб.
45. В казарме
Входимость: 8. Размер: 22кб.
46. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 2. В среде демократических писателей
Входимость: 8. Размер: 91кб.
47. В казарме (Первоначальный вариант XI главы "Поединка")
Входимость: 8. Размер: 20кб.
48. Груня
Входимость: 8. Размер: 26кб.
49. Поединок (глава 19)
Входимость: 8. Размер: 14кб.
50. Святая любовь
Входимость: 8. Размер: 18кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Конокрады
Входимость: 22. Размер: 54кб.
Часть текста: лет тринадцати. Старик дремал, прикрыв лицо от мух рваной бараньей шапкой, а Василь, подперев подбородок ладонями и сощурив глаза, рассеянно смотрел на реку, на теплое, безоблачное небо, на дальний сосновый лес, резко черневший среди пожара зари. Тихая река, неподвижная, как болото, вся была скрыта под сплошной твердой зеленью кувшинок, которые томно выставляли наружу свои прелестные, белые, непорочные венчики. Лишь на той стороне, у берега, оставалась чистая, гладкая, не застланная листьями полоса воды, и в ней мальчик видел отраженные с необыкновенной отчетливостью: и прибрежную осоку, и черный зубчатый лес, и горевшее за ним зарево. А на этом берегу, у самой реки, в равном расстоянии друг от друга стояли древние, дуплистые ветлы. Короткие прямые ветки топорщились у них кверху, и сами они - низкие, корявые, толстые - походили на приземистых старцев, воздевших к небу тощие руки. Тонким, печальным свистом перекликались кулички. Изредка в воде тяжело бултыхалась крупная рыба. Мошкара дрожала над водой...
2. Ночная смена
Входимость: 21. Размер: 49кб.
Часть текста: в шинели, в шапке и со штыком на боку и следить за порядком: за тем, чтобы не было покраж, чтобы люди не выбегали на двор раздетыми, чтобы в помещение не проникали посторонние лица. В случае посещения начальства он обязан рапортовать о благополучии и о всем происшедшем. Меркулов дневалит не в очередь, а в наказание - за то, что в прошедший понедельник, во время подготовительных к стрельбе упражнений, его скатанная шинель была обвязана не ременным трынчиком, который у него украли, а веревочкой. Дневалит он через день вот уже третий раз, и все ему достаются самые тяжелые ночные часы. Меркулов плохой фронтовик. Нельзя сказать, чтобы он был ленив и нестарателен. Просто ему не дается сложное искусство чисто делать ружейные приемы, вытягивать при маршировке вниз носок ноги, "подаваясь всем корпусом вперед", и в должной степени "затаивать дыхание в момент спуска ударника" при стрельбе. Тем не менее он известен за солдата серьезного и обстоятельного: в одежде наблюдает опрятность; сквернословит сравнительно мало; водку пьет только казенную, какую дают по большим праздникам, а в свободное время медленно и добросовестно тачает сапоги, - не более пары в месяц, но зато какие сапоги! - огромные, тяжеловесные, не знающие износа - меркуловские сапоги. Лицо у него шершавое, серое, в один тон с шинелью, с оттенком той грязной бледности, которую придает простым лицам воздух казарм, тюрем и госпиталей. Странное и какое-то неуместное впечатление производят на меркуловском лице выпуклые глаза удивительно нежного и чистого цвета - добрые, детские и до того ясные, что они кажутся сияющими. Губы у Меркулова простодушные, толстые, особенно верхняя, над которой точно прилизан редкий бурый пушок. В казарме гомон. Четыре длинных, сквозных комнаты еле освещены коптящим...
3. К славе
Входимость: 20. Размер: 67кб.
Часть текста: в таких городишках известное: мировой посредник, исправник, нотариус, акцизные чиновники. Спайки в этом обществе не было никакой; все глядели врозь, и причиной этому, конечно, были женщины. Сначала заведется адюльтер, потом недоразумение из-за того, кому первому подходить в соборе ко кресту, потом чреватая всякими бедами сплетня. Сыщутся непременно свои Монтекки и Капулетти, и за их враждой весь город следит с животрепещущим интересом. Словом, все разъехалось и расклеилось. Приехал к нам новый следователь. Есть, знаете ли, такие универсальные люди, которые умеют как-то сразу, с одного маху, очаровать самое разнохарактерное общество. Я думаю, что их тайна очень проста и заключается только в уменье слушать. Чутьем каким-то угадает он ваше слабое место, подведет к нему разговор и тогда уж только слушает терпеливо. Вы перед ним самые лучшие перлы души высыпаете, а он знай себе головой кивает да погмыкивает. Этим, впрочем, одним таланты следователя не исчерпывались. Он умел до колик смешить дам, мог хорошо выпить и в холостой компании прекрасно рассказывал скабрезные анекдоты. Следователь сделался первым звеном сближения общества. Может быть, он сделался им даже невольно, потому что все взоры на него устремились с ожиданием чего-то нового и веселого. Началось с любительских спектаклей. Когда дело было совсем уж поставлено на ноги, то и меня к нему притянули,...
4. Поединок (глава 15)
Входимость: 19. Размер: 39кб.
Часть текста: ветхость и грозило разрушением, а на ремонт его не оказывалось нужных сумм. Приходилось делать в день лишних четыре конца: на утреннее ученье, потом обратно в собрание - на обед, затем на вечернее ученье и после него снова в город. Это раздражало и утомляло Ромашова. За первые полмесяца лагерей он похудел, почернел и глаза у него ввалились. Впрочем, и всем приходилось нелегко: и офицерам и солдатам. Готовились к майскому смотру и не знали ни пощады, на устали. Ротные командиры морили свои роты по два и по три лишних часа на плацу. Во время учений со всех сторон, изо всех рот и взводов слышались беспрерывно звуки пощечин. Часто издали, шагов за двести, Ромашов наблюдал, как какой-нибудь рассвирепевший ротный принимался хлестать всех своих солдат поочередно, от левого до правого фланга. Сначала беззвучный взмах руки и - только спустя секунду - сухой треск удара, и опять, и опять, и опять... В этом было много жуткого и омерзительного. Унтер-офицеры жестоко били своих подчиненных за ничтожную ошибку в словесности, за потерянную ногу при маршировке, - били в кровь, выбивали зубы, разбивали ударами по уху барабанные перепонки, валили кулаками на землю. Никому не приходило в голову жаловаться; наступил какой-то общий чудовищный, зловещий кошмар; какой-то нелепый гипноз овладел полком. И все это усугублялось страшной жарой. Май в этом году был необыкновенно зноен. У всех нервы напряглись до последней степени. В офицерском собрании во время обедов и ужинов все чаще и чаще вспыхивали нелепые споры, беспричинные обиды, ссоры. Солдаты осунулись и глядели идиотами. В редкие минуты отдыха ...
5. Поединок (глава 14)
Входимость: 17. Размер: 30кб.
Часть текста: офицерского клуба. Долго перетасовывали места, чтобы дамы сидели непременно вперемежку с кавалерами. Приходилось полулежать, полусидеть в неудобных позах, это было ново и занимательно, и по этому поводу молчаливый Лещенко вдруг, к общему удивлению и потехе, сказал с напыщенным и глупым видом: - Мы теперь возлежим, точно древнеримские греки. Шурочка посадила рядом с собой с одной стороны Тальмана, а с другой - Ромашова. Она была необыкновенно разговорчива, весела и казалась такой возбужденной, что это многим бросилось в глаза. Никогда Ромашов не находил ее такой очаровательно-красивой. Он видел, что в ней струится, трепещет и просится наружу какое-то большое, новое, лихорадочное чувство. Иногда она без слов оборачивалась к Ромашову и смотрела на него молча, может быть только полусекундой больше, чем следовало бы, немного больше, чем всегда, но всякий раз в ее взгляде он ощущал ту же непонятную ему, горячую, притягивающую силу. Осадчий, сидевший один во главе стола, приподнялся и стал на колени. Постучав ножом о стакан и добившись тишины, он...

© 2000- NIV